семейное

Я не верю, что эта страна когда-либо дойдет до борьбы с жестоким обращением с детьми, до тех пор, пока всем не станет очевидной связь между сегодняшней жертвой и завтрашним преступником.

Взгляните внимательно на жизнь преступника-рецидивиста, и вероятность того, что с ним жестоко обращались в детстве, огромна. Это объяснение, не оправдание. Не все дети, подвергшиеся насилию, сворачивают на такой путь разрушения, и те, кто это делает, должны отвечать за свои поступки.

Но если мы не можем «реабилитировать» монстров, это не значит, что мы должны стоять без дела, когда они создаются. Наши монстры созданы, а не рождены.

 

Andrew Vachss

 

I don’t believe this country will ever come to grips with child abuse until they make the obvious connection between today’s victim and tomorrow’s predator.

Look deep into the background of the predatory serial criminal, and the odds are overwhelming that you will find a childhood of abuse. This is explanation, not justification. Not all abused children turn to such destructive paths, and those who do must answer for their acts.

But if we can’t «rehabilitate» monsters, it doesn’t mean that we have to stand idly by at their creation. Our monsters are made, not born.

звездное небо над нами

у нас тоже достаточно выехать за город, и звездное небо, как крышка на кастрюле)) да, в моей деревне даже звезд не хватало, ну, горизонт был ниже линии видимых звезд — как будто картинка на небо наклеена. Но я вам рассказывал уже про Памяти 13 борцов))
Я, когда-нибудь, допишу про нее книгу, там и про облака на кусте смородины, и про небесный театр после грозы, и про наклеенный купол звезд.

 

Alexander Taver

«…тут пришло время бросать все и ехать в пустыню Негев под Мицпе-Рамон, смотреть, как сыплются с неба Персеиды.

Пустыня симпатичная. Если не оставаться в ней слишком надолго, конечно. Место это прекрасно именно потому, что творец пожалел на него благодати, оставив в неприкосновенности красоту первозданную. Чертово пекло днем, гребаный дубак ночью, острая щебенка и пыль, равнодушная, словно лунное море.

Это вам не джунгли или арктические льды. В отличие от них, пустыня не хочет тебя даже убить. Ей плевать на тебя в частности и вообще на все живое, что имеет глупость копошиться в ее скучной утробе. “Само сдохнет”, — безразлично молчит пустыня. И оно дохнет. Если, конечно, у него не хватает ума вовремя отсюда убраться.

Мы из тех, что вовремя убираются. И приезжают хорошо подготовленными. С нами был надувной матрас, ворох одеял, теща, творожное печенье и копченый сом. Больше всего нас беспокоил сом. Мы точно знали, что вскоре до него доберемся, но он так пах из своего пакета, что мы изнывали от нетерпения всю дорогу. Мицпе-Рамон мы достигли твердо уверенными, что едем сейчас в пустыню именно с целью съесть половину копченого сома тайком от всего остального человечества. А то оно вымрет от зависти сразу все, если учует.

На самом-то деле, человечество ездит в пустыню под Мицпе-Рамон потому, что место это далеко от всех городов, чей световой нимб слепит и мешает рассмотреть слабые звезды, но мы опоздали. Луна, почему-то особенно огромная в эту ночь, взошла над пустыней, растворив в своем свете самые бледные огоньки. Это нас ни капельки не расстроило, ведь мы, наконец-то смогли съесть сома! Лишь после этого нам удалось спокойно улечься и начать смотреть на небо.

Как много звезд! Человека, привыкшего смотреть в небо из города, поражает прежде всего обилие звезд. Вся эта небесная мелочь, о существовании которой он даже и не подозревал, начинает жалобно пялиться на него, клянча внимания. При попытке откликнуться на призыв и рассмотреть ее всю, становится не по себе. Ощущение такое, будто только сейчас прозрел, но понимаешь, что это ненадолго. Ты и не подозревал, что звезд — столько. И ведь еще больше их, совсем слабых, укрыла от взора некстати взошедшая луна. Может, оно и к лучшему даже. Впору рехнуться, глядя в такую бездну!

Ближний Восток подарил человечеству множество могущественных богов именно потому, что здесь так много равнодушных пустынь, в которых так опасно лежать глядя в ночное небо. Видя его, невозможно не придумывать богов — уже с рождения древних и суровых. Насмотрелся, вздремнул, проснулся пророком — и побежал рассказывать всем о новом откровении. Сколько раз это здесь уже случалось и сколько еще случится! Одно утешает: добегают не все. Пустыне плевать на богов и их пророков, которые не понимают, когда пришло время убраться восвояси. Да и на тех, что понимают — тоже. Убежал или подох — какая разница, если снова стало тихо?

Она не кровожадна, нет. Это кашляющие смогом завистливые города винят ее в жестокости. Да, многие нашли свою смерть в пустыне, но почему-то в ней нет ощущения, будто земля под ногами хлюпает от пролитой крови на каждом шагу. А вот, скажем, в Иерусалиме есть. Десятки осад, несколько раз вырезан до последнего жителя, да и сейчас люди продолжают из-за него убивать друг друга. А пустыня — кто из-за нее станет убивать? Даже те пророки, что добрались до городов и заставили их кровоточить, желают получить исторгшую их пустыню в последнюю очередь.

Персеид мы увидели немного, штук двадцать. Их наверняка было больше, но лунный свет скрыл всю метеоритную мелочь. Несколько я пропустил, задумавшись о богах и звездах. Часа через полтора мы начали мерзнуть. И сом кончился. Пора было домой. У кого-то, между прочим, рабочая неделя уже началась и скоро на работу вставать, а после таких выходных впору отпуск брать, чтобы отпустило.

Возвращались навстречу рассвету. Возвращаться в рассвет с любимой — это очень романтично. Даже если вы задолбались и завтра не выспитесь, отчего задолбаетесь еще больше. Оно того стоит, как правило.

Рассвет полон трогательных мелочей. Мы улыбаемся, иногда переглядываемся, треплем друг дружку за коленки и вспоминаем эту ночь и наши прошлые возвращения домой в этот час. Последнее молча, из-за того, конечно же, что мы такие зайки, а вовсе не потому, что на заднем сиденье дремлет ее мама. Руки неотмываемо пахнут копченым сомом. Из динамиков пафосно вопит Rhapsody, а мне все чудится “Старуха” Вени Дыркина.

Эй старуха, камон сюда,
Я решил прорубить с потолке окно
И смотреть на звезды…»

(«Заметки на полях жизни», «14.08.2017 00:30»)

#капсула_времени #заметки

Леночка и первая помощь

Леночка рассказывает, у них на работе пожилая поломойка, у которой повреждена нога, с которой постоянно сочится кровь, та к врачу не идет, травки прикладывает. Леночка все это траволечение называет — обматывать ссаными тряпками. Ну и случился у них на днях, кровь с той прямо хлынула, та Леночку позвала. Леночка ее усадила, звонит начальнице: вызывайте медичку, тут венозное кровотечение у поломойки!
А та в шок впала и блеет: надо пока жгут наложить…
Леночка: чтобы что-то накладывать надо четко знать куда, я грамотно и квалифицированно могу только жгут на шею наложить! Чтоб она сразу отмучилась!

Та сразу, конечно, из шока выпала и привела врача))

восславим же гений Попова

вчера на датском радио была передачка про Ларса. Мы побежали слушать, ну, думали, что его на радио позвали, он там нам что-нибудь про систему Станиславского еще раз расскажет (да, чтоб вы знали, он по ней играет. Фихтнер, небось, тоже. Станиславский теперь в загробном мире имеет кличку «Веретено»).
А там две бабы 55 минут пускают слюни и подвывают и рычат (в буквальном смысле), рассуждая и пофапывая на него.

Восславим же гений Попова
Для честных и творческих  сил
Для мирного дела и слова
Он радио людям вручил.
(с) конечно, Шефнер

семейное

Организм устал от Сони, ей нужно восстановиться. Но Соня-то не устала.
Находится на принудительном восстановлении. Ей тяжело.
Пишет: а посты в фб можно читать?
я: нет. Листать нельзя, только выборочно и продуманно некоторых людей.
Она: ага, ясно. А как я узнаю, что уже все?
я: когда перестанешь думать: уже все? Все уже?
Она: понятно. А гулять можно?
я: можно. Только без роликов-велосипедов.
Она: блин, я обрадовалась, что ролики-велосипеды.
я: Соня, ничего нельзя.
Она: понятно-понятно, я ничего не делаю, иногда только выписываю, что в голову приходит, на бумажку. Думала буду только озарения выписывать, но очнулась, что сижу, работаю, оптимизирую.
я: угу, нельзя. Организм тратится. Нужно, чтобы новых данных не было, чтоб он выплюнул непереваренное.
Она: да понятно, понятно. А вот можно если чуть-чуть работы оставить, а?
я: нет.
Она: понятно.

Сегодня с утра:
Она: а можно учиться рисовать левой рукой?

%)))

семейное

про Билла, группа вк постит новостейки под тэгом Билл общается с фанатами. Общение, вообще, не сильная сторона властителей (нет, сами они, конечно, уверены, что у них все в порядке — с общением, с юмором, с актерской игрой)
Там такие ответы, блядь… можно было не отвечать. Процентов 90% ответов не дают никакой информации по вопросу. Я представляю, как ржет над этим, каждый раз, Коутс.
И я вспомнил лестное и бесполезное. Когда Билл еще не был в группе, он как-то устраивал чатик-общение. Там были тысячи прикладных вопросов, про актерскую игру и всякое такое говно, как они любят — им же лижут и в вопросах. У меня был вопрос простой — про музыку. И Билл решил ответить на мой вопрос. Лестно, конечно, что из тысячи… что из тысячи страждущих его словечка он выбрал мой вопрос «какую музыку ты слушаешь?». Но выбрал, чтобы ответить — «разную» %)))))
…Мне минут 10 было неловко, что я украл у кого-то это слово, кому, может, нужнее. Потому что мне-то нужна была информация, а не словечко от властителя)).
Потом я, конечно, вспомнил про типажную монополию и успокоился. Но, вообще, оно, конечно, интересно, как у них, это ж надо так реальность не осознавать))

семейное

К Оль, вы знаете, часто подкатывают, мы называем их яйцекаты. Они все нелепые, конечно, жалкие. Ну, потому что приличные люди не «привет, познакомимся, пообщаемся».
Очередной. Обиделся, конечно. Сказал: мне женщина нужна, а не Крупская!
Оль: а мне Человек, с большой буквы.
Он: конечно, куда нам, серым шейкам до вас, белых лебедей!

тут мы: о, постик, что ли, какой, прочитал, или из энергофона словил?

Она: так, может, тянуться, не?
Он: не, не мое это!
Она: ну тогда с приличными людьми ничего и не будет светить.
Он: аа, а ты звезда, значит, да? Толпы поклонников, серенады под окнами, автографы! Ой, ну хоть рассмешила, приличная. Удачи тебе!
Она: ну и тебе уточку найти.

Обиделся в кубе.

Еще один отжег — мы не общаемся, а только переписываемся! А когда лично это другое! Там эмоции, кривляния и усмешки!

Конечно, дура какая-то, отказывается от своего счастья, кривляний не хочет.

Так убого, когда наркоманы обижаются на ненаркоманов.
Охуевшие утки, блядь, обижаются еще))))))

семейное

image

семейное

Хидео Коджима, ну, это такой страшненький япончик, который в восторге от Мэсса, и он делает игрушку, у него там фирма компьютерных игр (какая, в сущности, бессмысленная работа), стридеил Мэсса. И я все думал — да ладно, сдался ему Мэсс. Ну и все распинался, какие они друганы и вот у них любимые фильмы одни и те же. Выложил ща на твиттере — я вот про сироток кино посмотрел с Ларсом — так плакал в конце. И намекнул, что Убийство този смотрел.

Ох уж…

Image may contain: 2 people, beard

гениально))

 

Image may contain: 1 person, text

Love