Сакральное

вы уже знаете, что тем за которые можно прям сразу отхватить неприятного у меня немного. В спорных вопросах, я ставлю тэг сакральное. Ну, чтоб сразу было понятно, что тут надо сильно думать зачем вы говорите то, что говорите. Одна из таких тем, это литературные герои. Так как много лет я имею дело с живыми героями, за которыми просто записываю то, что они рассказывают, то понаслушался я от них, сколько они натерпелись от тупых авторов, которым пытались рассказать свои истории.

Я очень долго живу, 37 лет из этого долго в физической вселенной. Вы все долго живете, в переводе на земные года миллионы лет, но я, в отличие от вас, помню себя с первого дня создания (поэтому и эту жизнь я помню с дня рождения), и за всю вечность, я ненавижу только двух созданий. И обеих этих сучек я встретил тут, у вас. Это Наталья Ипатова и Алекс Гарридо. Каждый раз, вспоминая их, я желаю им чудовищных пакостей в жизни, которые они заслужили. Видимо, я с ними в отрицательном, таки, аро — ненависть это форма отрицательного аро, конечно. Эти бабы могли бы писать годное, у Ипатовой, например, отличный слог, если бы не были такими мразями. Но они сраная, завистливая, сволочная плесень. Я не трачу на них единицы внимания своей жизни, но это те люди, от горя которых я буду злорадствовать.

Иногда, авторы ломают героев случайно, они не понимают, что те живые, оболгут их случайно, запрут в мертвой истории — но это не со зла. Обычно, мы подбираем такого героя, отмываем, откармливаем и одитируем. К таким писателям нет ненависти — они не со зла, они по недомыслию. Ипатова и Гарридо же, сраные ненуженки, ломают героев в угоду своей уродской жизни. Знаете, как над лукъяненко смеялись, что он обидчиков вписывает в свои книжки и там им мстит. Но живым людям от этого смешно. А герои — они не тут, они где-то далеко, в будущем или прошлом, в одном из бесконечных миров, они не сразу могут себя защитить, они сильно ошеломляются, когда какой-то урод-автор над ними измывается, за свою погнутую жизнь. Конечно, некоторые, могут отсушить руки, как кто-то Бредбери (я не нашел еще тебя, но мы тебя ищем и ждем, приходи*), или убить, как В.С. в замечательном рассказе Хартли. Надеюсь, что Гарридо и Ипатова нажрутся своего черного снега в один прекрасный день, засранки.

Так вот, вы все знаете книжку Дом в котором. Конечно, знаете, все живые изданные книжки цепляют. Мы же все чувствуем, что книга живая. Но авторша мозгожопка, она не смогла им помочь, они это поняли и ушли. История немного похожа на ту, по крайней мере, одна героиня была похожа на ту, которую мы писали много лет назад. Я решил проверить — не отголосок ли, и спросил Линку, чтоб проверила. Нет, не отголосок, но они тут же свалились ей на голову и заголосили, что они бедные, от поезда отбились и так устали, и куда идти неясно, и чо делать непонятно, поможите, люди добрые.

Так вот, я ж все это к чему. Это я про нобелевского нового лаурета. Красивый дядька. Очень-очень красивый. Но твою мать, мы читали его Не отпускай меня (среди прочего), там изломанный Дом в котором.

Вот и ходи после этого к дуракам! Нет, он не со зла тоже, конечно. По морде видно. Но как же досадно, когда ты кому-то зло причинил, а тебе за это нобелевку.

* это я герою, в энергофон.