семейное

#семейное
Так как с помощью Прекрасной, ручек не из жопы, и заклинания «блядь» я справился, как делать так, чтоб ученикам было видно текст на «Пересадке сердца», я могу это переводить быстрее, используя уроки. Тем более, Прекрасная тоже будет это переводить (правда она до гланд занята).
Ну и перевел вступление. Это выдержка из интервью. Про буллинг в школах\тюрьмах (алмазноглазый не видит разницы между школами и тюрьмами)
Перевод в посте с моими комментариями, в официальный перевод я их вставить не могу))

Эндрю Ваксс: Аберрации работают, потому что им потакает социум. Если бы аберрации были маргинализированы они бы не могли пускать свои метастазы.

(Конечно, потакание всеобщее наркомании, политика некасательства, неудобная счастливость, свобода гадить и не думать о других. Потому и имеем, что имеем. Потому что все зи разные. Не кровавый совок вам.)

Например издевательства в школах, если бы издевательства в школах были подвергнуты остракизму, если бы обидчик имел самый низкий статус, и никто не хотел с ним иметь дела, то издевательства бы не были так распространены. А вот когда культура, на самом деле, поддерживает издевательства, считает это признаком мужественности, тогда, это становится популярным. То же самое в сообществах пенитенциарных учреждений (тюрьмах) – что приемлемо, что неприемлемо, что одобряется, что признак мужественности.

(Не напоминает кровавый совок? Когда курить и хулиганить считалось отстоем. Но вы выбрали тот путь, который есть сейчас, так что не нойте ни из-за расстрелов в школах, ни из-за издевательств. Это вы так захотели. 140 сортов колбасы, опять же, да?)

Так, первый раз, им (заключенным колонии для малолетних преступников строгого режима Андрос 2) рассказали концепцию, что самое достойное для мужчины, это защищать тех, кто слабее, и самое недостойное, это обижать слабых. Такое было ново для них, и им рассказывали об этом не на специальных лекциях, а постоянно бомбардировали этой идеей, и это отразилось на культуре сообщества.

(Ново для них. Понимаете, блять, ново! Сука. Стандартная концепция совка — НОВО! Обезьяны, млять.)

Все, что происходило в Руанде, вы можете увидеть в любом школьном дворе.

(Потому что вы такие же сейчас недоразвитые, как они)

Другие цвета и другой пейзаж, но по сути, это одно и то же – я могу тебя заставить делать то, что хочу, потому что я сильнее, чем ты. Не в том дело, что я умнее или этичнее, или правее. Я тупо сильнее.

Джейк Эдельштейн: Прекрасно сказано. Когда я думаю об этом, я считаю, что вы правы.

(А когда не думаю, то ничо так. Дебил, мля.)

Реклама

семейное

#семейное из книги Выбор зла:

Большинство думает, что «семья» это биологический термин. Но не моя семья.

Моя семья-это мой выбор, и я принадлежу им, как волчонок стае. Только я вырос. Все мы выросли. Только младенцы — те младенцы, которым повезло — получают “безусловную любовь” о которой постоянно блеют в ток-шоу. Нам виднее. Для взрослых всегда есть условия. И одно из них: стая выживает, дом в безопасности.

от я: потому большинство и живет несчастненько)) потому что реальность, обычно, больно бьет))

Путь истины один. И реальность одна. И дорога добра одна. И путь Жизни один.

А вот тропинок к ней, к этой одной Дороге до едрени фени, извилистые, колючие, топкие — разные. Это да.

Бывает правда разная, да только истина одна (с) Не покидай.

Andrew Vachss

from CHOICE OF EVIL:

(http://vachss.com/av_novels/coe.html)

Most think “family” is a biological term. Not my family.

My family is my choice, and I belong to them like a wolf cub does to a pack. Only I’m grown now. All of us, grown. Only babies — some lucky babies — get that “unconditional love” the talk shows are always bleating about.

We know better. For adults, there’s always conditions. And one of them is that the pack survive, that the house stay safe.

кали-юга

#калиюга опять забастовка шахтеров. 800 человек сидят под землей.

Забастовка дело очень полезное, чтоб напомнить капиталистам, что они ничтожества, только я не понимаю зачем они под землей-то сидят? Ну, пусть дома сидят или штрейкбрехеров отлавливают. А чо там-то? Война, а они подставляются.

Это как голодовки. Назло кондуктору пешком пойду.

Берегите себя, пролетарии. Даже в борьбе, берегите себя. Вы же лучшие из людей. Все создано руками рабочих.

семейное

#рабочее #семейное прилетела бы добрая фея и убралась у меня на компе и на дисках.
Только так, как мне надо)))

…это Мечта рядом, вот я и размечтался)) ^__^

с наступающим ^__^

#раньшеитеперь Ахаха, с новым годом, мол))
Ждете же)

No automatic alt text available.

Перекрёстки миров

December 8 at 8:24pm ·

Хоть на часок…
Автор:Дина Иванцова
Дед Мороз вздыхает. Ну вот, опять.
— Ты уверен в своём желании? Может, послушаешь дедушку, и выберешь чего другого?
Его собеседник, мужчина средних лет, упрямо хмурится.
— Я точно знаю, чего хочу.
— Ну-ну, — качает головой Дед и бьёт посохом о пол подъезда.
Снежинки взметнулись белой пеленой и осыпались, перенеся мужчину в пространстве и времени.
— Смотри, смотри! Да это же моя квартира! Наша! Смотри, а это же я, маленький!!!
Из пустоты раздался голос:
— Если хочешь, можешь все трогать и даже пробовать. Тебя, конечно, никто не увидит и не услышит. Наслаждайся.
Кажется, в последнем слове был сарказм, но человеку было не до того. Он, действительно, вовсю наслаждался. Не моргая, смотрел на советское застолье, впитывал звуки и запахи прошлого. Умилился даже громоздкой тёмно-коричневой стенке. Хотя, это в детстве она была огромной, а сейчас – так, по плечо.
Мужчина провел рукой по ковру на стене. Привычно, не смотря на прожитые почти полвека, рассмотрел в абстрактном узоре морду льва, летящих птиц и танцующих индейцев.
Из черно-белого «Рекорда» лились песни предновогоднего концерта. Мужчина улыбнулся, вспомнив, как поворачивал тумблер, меняя каналы. Квартира казалась маленькой и тесной, хотя в воспоминаниях была огромной. Хотя, может, всё из-за большого количества гостей.
Кажется, это соседи, а это – друзья родителей. Взрослые на удивление радостно играли с детьми. Намётанным взглядом оценил количество спиртного — выпито мало. Удивительно, значит, играют просто так, потому что им весело… Заметил среди мелких себя. Смешной и курносый, он засыпал над тарелкой с мандаринками и тортом. Мамин фирменный торт! Да он его с детства не ел!
Наконец, мужчина набрался смелости и перевел взгляд на родителей. Какие молодые, красивые и, господи, живые! Призраком будущего обнял маму. Её глаза кажутся уставшими. Конечно, ведь весь день у плиты… Наверно, нелегко было наготовить столько всего. Отец, слегка навеселе, вовсю обсуждает с соседом новинки отечественного производства. Дядя Миша, у которого на Львовском заводе работает брат, с гордостью говорит, что уже через пару лет там начнут выпускать цветные телевизоры.
По телевизору читает речь Генсек, близится бой курантов. Отец открывает дверь в подъезд и кричит во всю ивановскую «С Новым годом, соседи!». Из многих квартир в ответ — звонкие поздравления.
Отец, подхватив его заснувшую маленькую копию, унёс в кровать. Кажется, это был как раз тот год, когда Дед Мороз оставил ему металлический конструктор. Мужчина усмехнулся. Лучшие новогодние волшебники остались тут, в прошлом. А сейчас… Человек бросил взгляд на часы. Время почти истекло.
Морозным холодом повеяло от мысли, что ещё десять минут — и назад. К стильному магазинному интерьеру современной квартиры. К магазинной же еде за фуршетным столом. К светским разговорам с серьёзными, важными гостями, которых сам же и приглашал на семейный праздник. Гости, напившись, растеряют воспитанность и серьезность, но ближе и проще так и не станут. К жене, которая зашипит «не вздумай портить мне прическу и макияж» — попытайся он обнять и покружить её, как вот сейчас отец — маму. К детям, уткнувшимся в гаджеты и мало интересующимися происходящим вокруг. К огромному дому, в котором он не знает никого, кроме вахтера — но и с тем лишь здоровается легким кивком. В гигантский город, в котором у всех людей общего лишь одно — желание обогатиться. В страну, где почти половина жителей мечтает сменить гражданство….
Чувство несоответствия желаемого и полученного встало колом в горле. Царапало изнутри. И оставило саднящие следы-дорожки на щеках.
Дед Мороз появился по первой просьбе. Привычно хмыкнул на просьбу вернуться обратно раньше времени. Стукнул посохом. И так же привычно предложил стереть воспоминания о только что произошедшем.
— Только, сам понимаешь, — добавляет он. — Я лишь одно желание в год должен исполнять. Так что — в счет следующего года.
Дождался ответного кивка и ударил посохом о землю в третий раз. Снежинки просыпались и растаяли на полу подъезда. http://book-worlds.ru/proizvedeni…/skazka/hot-na-chasok.html

Страшные сказки.

Брр, вот это для меня всегда страшные моменты.
Человек который упал на землю, момент про приварившиеся линзы к глазам героя Боуи.
Кайл ХУ, когда это ублюдочное семейство заставило его спать. Ну там весь сериал мерзкий, конечно.
И вот, тоже. Ужасненько. А я еще сначала подумал, что это очередная вариация на Люцифера и написал себе в башке рассказец ужасненький)) Хорошо, что нет. И так достаточно страшно.

Image may contain: one or more people

Перекрёстки миров

21 hrs ·

Я остаюсь (фантастика)
Автор:vladimir.makarchenko

1. Человек.
Очень хотел бы знать: кто же он на самом деле? Что с ним происходит? Отчего же он, опускаясь на землю, становится кем-то для себя непонятным. Существо, в которое он перевоплощается, превращается в уродца, у которого совсем отсутствуют крылья. Вместо крыльев из мест их привычного произрастания появляются какие-то похожие на лианы длинные отростки с пятью расположенными веером сжимающимися и разжимающимися обрубками на оконечностях. Лапы превращаются в набитые тугими мышцами мешки. У них пропадают когти, которыми так удобно на лету подхватывать зазевавшуюся добычу. Перья исчезают полностью и все тело светится отвратительной наготой безобразно светлой и гладкой кожи.
Во время дальних перелетов за пределы родных гор ему приходилось встречать подобных тварей. Они жили в густых лесах. Ловко лазили по деревьям и раздражающе шумели. Но у них была жесткая шерсть. У некоторых были даже хвосты, которыми они орудовали очень ловко, когда зависали, раскачиваясь, на сучьях. У них тоже были коготки, но не такие, как у него самого. Только у них не было крыльев, хотя они легко перелетали с одного дерева на другое. У них было вкусное, нежное мясо. Один раз ему удалось унести в когтях их орущего детеныша.
Он подошел к ручью и по привычке хотел зло заклекотать на увиденное отражение. Вместо привычных звуков, которые всегда в миг вскипавшей злости вылетали из его клюва, он услышал, какой-то злобный вой. Так мог выть ветер, проносясь узкими расщелинами гор. Так выли четвероногие твари, подкрадывавшиеся к нему в ту ночь, когда он впервые проиграл свой воздушный бой вожаку чужой стаи и раненый лежал на этом берегу. Тогда у него хватило сил только на то, чтобы перескочить на противоположный берег реки. Там сознание ушло от него. А когда пришел в себя, не смог узнать своего отражения в воде. Он был тем, кем стал сейчас, совершив сюда вторично свою вынужденную посадку.
Так кто же он? Треск ветки, сломанной неосторожным движением, долетел до его не успевшего потерять остроту слуха. Он резко обернулся, сжался в комок и изготовился к броску на врага.
— Не дури! — Появившееся из-за кустов существо было подобно его новому облику. Он не понял, что за звуки издал незнакомец, но ощутит, что тот предостерегает его от неверного поступка. – В прошлый раз я не сделал тебе ничего плохого! – Почему-то от этого существа, которое вместо перьев или шерсти было покрыто чем-то странным, похожим на тонкую сухую шкуру разных цветов, исходило что-то такое, что снимало напряжение и желание атаковать. Куски наброшенной на него шкуры необычно легко реагировали на малейшее дуновение ветерка и начинали колыхаться мелкими волнами. – Ты пришел сюда за помощью. Ты получишь ее. Но только никогда… поверь – никогда не поднимешься в небо на собственных крыльях.
Хотелось бежать. Скрыться где-то, пока не затянутся раны. Но, по сигналу незнакомца, вокруг, плотным кольцом стали подобные ему, в похожих одеяниях, направив в его сторону короткие палки, между которыми иногда пробегали зеленые и красные змейки огоньков. Стало ясно, что ему не сбежать от этих существ. Он покорно опустил голову.
— Так-то лучше! – Опять услышал он мягкий голос незнакомца. – Уведите его в пещеру. Пусть немного освоится. – И, выдержав паузу, завершил. – Я же уверял вас, что он вернется!

Ему впервые пришлось ступить в ту пустоту горных стен, что незнакомец назвал пещерой. На всякий случай он закрыл глаза. На их высокогорных плато, представлявших собой необъятную каменную гладь с голубыми озерами, поросшими по периметру ягодниками и мелкими лесочками, где прятались от посторонних глаз другие обитатели, был обычай: летуна, которому подходил срок прощаться с небом, собратья сталкивали в глубокое ущелье, делящее плато на две части. Здесь могло произойти что-то подобное.
— Подойди! – Услышал летун звук незнакомого ему голоса. – Ты пришел к нам навсегда.
Летун поднял голову, отбросил с глаз волнистые пучки шерсти, совсем такой, какая была на головах и лицах незнакомцев. Перед ним на большом белом камне, в потоке ярких лучей, бьющих коническим столбом из круглого отверстия в потолке, сидел один из незнакомцев, вызывавший почему-то бесспорное почтение. Было видно, что к этому незнакомцу все остальные относились так, как в стае летунов относились только к вожаку.
Голова и то, что должно было быть его лицом, покрывал густой белый пух, на вид такой же мягкий, как тот, что покрывает тела птенцов, только-только вышедших из яиц. Пух этот напоминал цветом снег с дальних вершин, на которые летуну приводилось залетать для поиска добычи, чтобы обеспечивать питанием большую семью. Устремленные на летуна большие синие глаза, напоминавшие цвет родных озер, смотрели с отеческим теплом. Шкурки, прикрывавшие его тело, в отличии от других были тоже белоснежны.
— Д-а-а… — Внезапно вырвались из горла летуна звуки, которые ранее он ни за что бы не произнес.
— Ты даешь слово? Это хорошо! Я тоже сдержу свое. Ты не уйдешь на дно ущелья, как это делали все твои предки. Ты обретешь новую жизнь, постепенно теряя узы прежней. Твоя жизнь будет уже не жизнью летающей птицы, а жизнью человека. Так будут зваться впредь твои потомки. Человек! Такое имя я дам!
— А-а-дам… А-а-дам… — Заповторял летун последнюю уловленную фразу.
— Адам? Тебе понравилось это слово? Отныне оно станет твоим именем. Носи его, Адам. Все теперь так будут тебя называть.
— Адам. Адам. – Уже тверже произнес это слово тот, кто с этого времени переставал быть просто летуном. Он становился существом похожим на тех, кто окружал его сейчас. На ум пришло еще одно слово. – Чело-век.
— Да. Ты – первый человек в этих местах. Ты знаешь, откуда происходит это слово? Чело и век. Я даю тебе твой облик – чело, навсегда, навек. Понял, Адам? А теперь тебя проводят туда, где ты начнешь новую жизнь. — После этих слов Адама вновь окружили те, кто ввел его в пещеру. http://book-worlds.ru/…/fantastika/ja-ostayus-fantastika.htm

#capitalism

Image may contain: 1 person

семейное

#семейное защита детей равна пресечению преступлений. Мы сами создаем монстров. Мы растим зверей.

Эта борьба за защиту всех нас, защищая детей.

от я: Ну да. Но это если бы мы были обществом, конечно. А то щас у нас же тут мир счастливых, а не удобных.

Andrew Vachss

Child protection equals crime prevention. We make our own monsters. We build our own beasts.

If we will not protect our children, we cannot protect our species.

семейное

#семейное ваши вежливые и пустые приглашалки в группы — тупые. Говорите, зачем вы приглашаете. Сообщите, что считаете, что ваши френды, это единомышленники, а иначе, на кой оне вам?
вольный перевод.

https://www.facebook.com/Legislative-Drafting-Institute-fo…/ это Эндрю вот сюда приглашает.

Andrew Vachss

December 13 at 3:04pm ·

I sure wish there was a less lame way to invite friends to like the Legislative Drafting Institute for Child Protection. Holy FB forces all such requests to read: «Hi, I’m inviting you to like this Page because I thought you might be interested in it. You’ll get updates on what’s new, and you can interact with other people on this Page.» Jeeze.

I’d much rather say «I’m inviting you to like this page because I’m assuming there’s more to your friendship than a mouse-click. I’m thinking we’re probably united as to the only issue I work on (and for) — child protection.»

Since I can’t do that, I’m posting this.

семейное

#семейное а! Сына отжег на досмотре в аэропорту. Что-то дядьку перемкнуло, котоырй рюкзак просвечивал, говорит, вот, показывайте. Сашка открывает все отделы, показывает, 4 раза принудительно тыкал ему в лицо пенал, открывая. Тот заново просвечивает и говорит: а этого что-то больше тут нету, идите.
Мы, толпой в 7 человек, стоим, ждем. Сашка нам, успокаивающе: он не нашел!

Отличный подбор слов, ящетаю %))